Страницы

1/ ИОСИФ АНТОНОВИЧ ГАШКЕВИЧ , из рода Гашкевичей/Гошкевичей, Первый консул России в Японии

“Беловолосый консул”, или Путешествие длиною в жизнь

Есть жизни - как приключенческие книги. Что ни глава - то невероятные повороты в сюжете, неожиданные действующие лица, авантюрные приключения.

Иосифу Антоновичу Гошкевичу судьба подарила именно такую судьбу. А еще он был наделен множеством талантов, которые использовал на благо людей.

Приключение первое

Но прежде - о корнях героя. Иосиф Гошкевич появился на свет в Минской губернии в 1814 году. Точное место рождения установить пока не удалось. Известно только, что его отец был священником небогатого прихода. Это-то и определило судьбу юноши - получать образование он отправился в Минскую духовную семинарию, тогда располагавшуюся в Слуцке. Благодаря усердию и талантам юношу замечают и направляют в Санкт-Петербургскую духовную академию. И здесь у молодого богослова среди прочих достоинств обнаруживается способность к языкам. Говорят, в общей сложности он владел тринадцатью наречиями. Подобная одаренность, как это ни странно, очень часто в России ставила полиглотов в затруднительные ситуации. В нашем случае полиглот Гошкевич “заболевает” идеей перевести Ветхий завет с древнееврейского языка на русский. О петербургской академической инициативе богословов становится известно в Святейшем Синоде. Затею признали “преступным мероприятием”. О случившемся докладывают самому императору. В академии идут обыски, после которых изымаются экземпляры переведенных книг. Но под суд Иосиф Гошкевич, к счастью, не попал - непосредственным переводом занимался другой человек. Однако нашего героя, зачислив в ряды сподвижников крамольной идеи, выдворяют из страны. Причем очень далеко - в русскую православную миссию в Пекине.

Сотрудники миссии, как это видно из их же переписки с родиной, жили в Китае тихой полусонной жизнью. Но только не Гошкевич, который сразу же включился в исследовательскую работу. Он изучает природу Китая, Филиппин, Кореи. Становится первым человеком из России - обладателем уникальной коллекции флоры и фауны Индокитая, Японии. Американские зоологи оценили ее в огромную сумму. Но, к полному удивлению янки, Иосиф Антонович отказывается от предложенных денег и бесплатно передает собрание Российскому зоологическому музею.

Поразительно, но белорусского богослова на Востоке интересовала даже сельскохозяйственная тематика. “Мне хочется, чтобы плодородные растения прижились и на моей родине”, - так он объясняет появление своих исследований “Императорское душистое просо юй-дао-ми”, “Об разведении шаньян”…

Более десяти лет жизни Гошкевич отдает Китаю, прежде чем получает предложение отправиться в Японию. Заметим, впоследствии его именем (конечно же, это дань научным заслугам) была даже названа затока реки Госанман недалеко от русско-корейской границы.

Приключение второе

В путевых очерках “Фрегат “Паллада” Ивана Гончарова есть строки, посвященные нашему соотечественнику. Правда, насквозь пропитанные иронией. Гончаров сумел увидеть Гошкевича только “завзятым собирателем лягушек, камней, насекомых”. Будущий классик, увы, не понял и не оценил личность “чудака”, “малоросса” из Белоруссии. А ведь Гошкевич на “Палладе” оказался не случайно - он был прикомандирован переводчиком к возглавлявшему морскую экспедицию адмиралу Е.Путятину, на которого была возложена сложнейшая миссия в Японии.

Япония многие века жила в условиях жесточайшей самоизоляции - любой иностранный корабль, причаливший к берегу, немедленно уничтожался вместе с командой. Общение с иностранцем каралось смертью. Открыть дверь России в Японию и было поручено экспедиции Путятина. После сложнейших переговоров, в которых Гошкевич сыграл не последнюю скрипку, “железный” адмирал писал о нем: “Не могу нахвалиться его способностями, многосторонней образованностью и строгой точностью исполнения всех поручаемых ему дел”. И вот - первый в истории отношений двух стран русско-японский договор подписан. В 1855 году Япония открыла свои порты для русских. И первым официальным представителем России в Японии, первым консулом становится Иосиф Антонович Гошкевич, наш земляк, получивший в Стране восходящего солнца свое новое имя - “Беловолосый консул”.

Но вернемся немного назад, к плаванию на “Палладе” и “Диане”. Оно было полно самых невероятных приключений, острых переживаний, трагедий. Экспедиция прошла через штормы, грозящее серьезными поломками столкновение судна со спящим китом, а на подходе к Японии попала в цунами такой невероятной силы, что, описывая позже пережитый ужас от разбушевавшейся стихии, Иосиф Антонович сравнивает морскую бурю с кошмаром Помпей. Второе судно экспедиции - бриг “Диана” - не выдержало “сражения” и затонуло, правда, большую часть команды удалось спасти. Обратный путь для Гошкевича тоже не прошел без происшествий. За время ведения переговоров Иосиф Антонович знакомится со священником Татибана Каосаей из города Хэда и с его помощью совершенствуется в японском языке. А так как в Японии продолжал действовать закон, карающий за общение с иностранцами, к тому же монах, наслушавшись рассказов Гошкевича о России, захотел увидеть мир, он решает бежать из страны вместе с русскими моряками. Отважного Каосаю прячут в бочке, грузят на борт немецкого брига “Грета”, зафрахтованного русскими для возвращения на родину. Возле Сахалина “Грета” встречает английское судно, которое захватывает в плен русских. (Великобритания вела тогда Крымскую войну с Россией.) Гошкевича и Каосаю интернируют в Гонконг, а затем в Портсмут. 9 месяцев продолжался плен. Но Гошкевич и здесь не теряет времени - усилиями русского и японца рождается 450-страничный труд, первый в истории японско-русский словарь. Спустя время Иосиф Гошкевич за него получает престижную Демидовскую премию.

Миновав сибирскую тайгу, проделав затем часть морского пути на клиппере “Джигит”, первая русская миссия во главе с Гошкевичем прибыла в порт Хакодате на острове Хоккайдо. На вершине сопки строится двухэтажное консульство. Чтобы сломить опасливое, недружелюбное отношение японцев, при миссии открывают госпиталь для местного населения, школу. Морские офицеры, находящиеся при консульстве, ведут для местного населения курсы основ мореплавания, судостроительства, артиллерии. Как писал министр иностранных дел России А.Горчаков, оценивая работу консула: “Хакодате единственный порт, в котором не совершилось ни одного из тех ужасных злодеяний, которыми ознаменовалась жизнь в европейских факториях других городов. В Хакодате европейцы могли безопасно осуществлять далекие поездки за город, тогда как во всех других портах они практически не выходят из дому без японского конвоя”. И все почему? Гошкевич вел мудрую политику. Он никогда не позволял вмешиваться во внутренние дела страны, хотя его постоянно то американцы, то французы, то голландцы пытались втянуть в противостояние. А вот избежать военного конфликта, назревавшего на острове Цусима, помогла Россия. И главную роль в этом сыграл “Беловолосый консул”, обладавший огромным тактом, знающий тонкости политики и национальной психологии.

Уже тогда Гошкевич сумел увидеть Японию так, как никто: “Японский народ, почти насильственно втолкнутый в семью цивилизованного мира, давно имел право на это место, не потому ли и проявляет он ту удивляющую всех энергию, то стремление к цивилизации”.

Приключение третье

Последние дни восьмилетнего пребывания в Японии были для Гошкевича очень тяжелыми. И не только потому, что мучила тоска по родине. В японской земле он оставил своего верного друга - супругу Екатерину Семеновну. Пришла беда, говорят, - открывай ворота: в пожаре исчезает консульский дом, а вместе с ним и богатейшая библиотека дипломата-ученого. Иосиф Антонович вдруг почувствовал щемящее чувство одиночества и неимоверной усталости. Гошкевича отзывают в Петербург. По указу министра иностранных дел России А.Горчакова “Беловолосого консула” назначают на высокую дипломатическую должность - драгоманом V класса при Азиатском департаменте МИДа. Его главенство среди коллег было признано не только официально. Еще два года он служит, а потом все-таки покидает работу. Иосиф Антонович, объездив полмира и изучив досконально Азию, буквально рвется на родину - покупает дом в местечке Мали (в нынешнем Островецком районе), перебирается в Богом забытое селение и продолжает заниматься своей любимой восточной филологией. Здесь в тиши завершает работу над трудом “Про корни японского языка”. (И сегодня востоковеды считают эту книгу настольной.) Правда, увидеть свой труд в типографском исполнении Гошкевич не успел. Книга вышла в свет уже после его смерти. Умер первый российский консул в октябре 1872 года и был похоронен на приходском кладбище в Островце.

* * *
Жизнь и труды Гошкевича, изученные уже в новом тысячелетии, доказали огромность сделанного одним человеком для сближения стран и народов. В Островце установлен бюст Иосифа Гошкевича. В Хакодате также есть памятник “Беловолосому консулу”. Каждые два года на Островетчине проходят посвященные Гошкевичу научные чтения, на которые обязательно приезжают гости из Японии.
Но, пожалуй, лучше о роли Гошкевича и не скажешь, чем сказал один из первых японцев, приехавший в Россию по его приглашению: “Где недостает простых сил, там прибегают к искусству, когда не могут осуществить чего-то в ближайшее время, то не упускают это из вида в будущей дали - вот в чем заключается превосходство Запада, вот что должны усвоить мы, иностранцы. Россия - соседнее и дружественное нам государство, можно ли не чувствовать ее влияние? Но Япония, хотя с сотворения мира и прошла более десяти тысяч лет, в первый раз посылает сюда своих учеников. При таких милостях что может сделать один человек с нашим телом, легким, как лист, - остается только во стыде о своей неспособности выразить это на бумаге”. А вот Иосифу Гошкевичу удалось личными усилиями проложить дорогу, соединяющую народы.
ГУРИНОВИЧ Ирина
(«Советская Белоруссия», № 14 (21680), Пятница 24 января 2003 года.
Адрес статьи в интернете: http://www.sb.by/article.php?articleID=24902)