Страницы

3/ Еще о Иосифе Гошкевиче

А вот еще материалы, характеризующие личность Иосифа Гашкевича:

“Прибывшего 3 июля 1860 года в Хакодате на корабле “Амур” 25-летнего иеромонаха Николая (будущего святителя, равноапостольного Николая Японского, - примеч. ред. сайта) с нетерпением ожидал первый российский консул, выполнявший по сути функции посла, Иосиф Антонович Гошкевич (1814-1875). Сын белорусского священника, преподавателя церковно-приходской школы, он тоже был выпускником Петербургской духовной академии и 10 лет проработал в составе Духовной миссии в Китае, о которой когда-то мечтал Иван Касаткин. Научная его деятельность в Китае и Японии достойны отдельного исследования. Разговорный японский язык он выучил от тайного христианина Кумэдзо Татибана, спасшегося на одном из кораблей миссии Путятина, а впоследствии создал лучший по тем временам в Европе японский словарь и одну из лучших школ иностранного языка в Японии. Он отправил в 1865 году в Петербург на флагмане “Варяг” первых шесть японских стажеров и собрал библиотеку в полторы тысячи японских ксилографов и старопечатных книг, доставшуюся после его смерти Российской Академии наук. Именно его профессор Накамура считает зачинателем православного просветительства в Японии.


В
своем письме Святейшему Синоду Гошкевич настаивал, чтобы посылаемый в консульство священник был “не иначе как из кончивших курс Духовной академии, который мог бы быть полезным не только своей духовной деятельностью, но и учеными трудами, и даже своею частной жизнью в состоянии был бы дать хорошее понятие о нашем духовенстве не только японцам, но и живущим здесь иностранцам”.
“В
оскресенским собором называлась и первая православная церковь Японии, построенная в Хакодате при Гошкевиче в 1860 году. “Жители города, удивленные неслыханным прежде звоном колоколов, прозвали ее “храм Бом-бом” (Ганган-дэра). Византийский иконостас сочетался в ее интерьере с соломенными циновками - татами, устилавшими пол, как в буддийском храме” (”Русские в Японии”). Новый же храм и по сей день считается одним из лучших христианских соборов страны. Частично разрушенный при кантосском землетрясении 1923 года, унесшем более 100 тысяч жизней, он был затем восстановлен”.

(Из статьи Виктора Мазурика “Злодейская секта христиан” (”Татьянин День”, №3, 1995)